...

 

Что-то врастает в жизнь навсегда, как от этого не бегай. Не могу поверить, что никогда в жизни я больше не сделаю чего-то такого же волшебного и прекрасного, каким был наш Уно.

Воскресить метвое… Тысячу раз пытался я поднять его. Как же я скучаю. Как же я скучаю, и как болезненно звенит эта потеря — людей и Дома.

Нельзя вырвать из сердца волшебника сказку и сделать вид, что так оно и было. Трепещущие края раны никогда не заживут, хотя и к ним привыкаешь...

Комментариев: 0

Без заголовка

Из трех яблок осталось полтора.

Ровно половина души.

Комментариев: 1

Без заголовка

В Оксфорде варят яблочный джем.

Настало золотое время… И я буду дышать им.

Удачи, мой друг)


Nina Simone — Feeling Good


Комментариев: 3

Сентябрь

Часть призраков мы уже уничтожили. В этот раз идет тяжело, в этот раз я знаю, куда смотреть, чтобы находить искренность. В этот раз я не хочу полумер...

К сентябрю… К сентябрю.

Комментариев: 0

Аттракцион неслыханной щедрости

Бывает такое, и бывает регулярно. Но в этот раз щедрость я буду не раздавать, не уверен, что что-то у меня осталось, а ждать.

Я кое-что понял за полгода анабиоза, и что-то хочу слышать. И многих, действительно многих рад был бы увидеть. Передо мной вас прошло за два с лишним года много, по моим прикидкам — больше полутора сотен, и большинство из вас были интересными, а главное — живыми людьми.

Я не очень жив. Я сонен, апатичен, и я очень хочу вырваться из этого состояния. Нужно не так уж много — желание и голоса со стороны, голоса, которые дадут стимул подняться.

flint.unoforum.ru

Приходите. Приходите в дом тихий, окутанный лепестками старых яблонь и запахами старого, подернутого ряской пруда. Я буду рад любому, любому голосу. Не нужно поводов, не нужно причин...

Не знаю, кто из вас это прочтет, но знаю, что вы между собой еще общаетесь. Поделитесь новостью, если не интересно вам — может заинтересует кого-то еще. Мир велик, но тесен, и я еще верю в чудеса.


Poets of the Fall — The Ballad of Jeremiah Peacekeeper


Комментариев: 1

Сколько еще у меня времени?

Невидимый метроном уже считает удары. Каждый его щелчок отдается в сердце, я слышу, слышу… Я понимаю твое безумие, мой не в меру активный друг. Это смешно, это равносильно попытке захлебнуться в себе. Я никогда не боялся вдыхать истиные воды, что же теперь так страшно?..

Комментариев: 0

Абстрактные факты

В очередной раз перечитал я «Дом», единственную книгу, в которой так крепко живу мыслями, и в которой никогда, наверное, не смогу пожить по-настоящему. Каждый персонаж в Доме состоит из фактов. Это такой традиционный метод написания анкет: 10 фактах о… Смог бы я составить 10 фактов о себе?

Я раздал 20 лет этой своей жизни и я верю в то, что Уроборос – это не просто выбранный когда-то моими предками герб. Мы с ними много кому годов жизни прибавили, и не без нашего участия много у кого этих годов поуменьшилось. Мы давно перестали быть людьми, и в какой-то момент каждый из нас это осознает. Ты – не человек. Ты – явление, концентрация этого среднего арифметического украденного и спасенного времени, живущая до момента, и концентрация эта передается из поколения в поколение, накручивается вечной спиралью, пока змей вновь не укусит себя за хвост и не начнет с самого первого, молодого дня. Я заглотил хвост очень глубоко, и кажется, что сейчас мое время течет по хвосту, но внутри новой пасти. 20 лет розданы, кто-то забыл о них сразу после получения, кому-то они, похоже, принесли ту часть спокойствия, которая мешает решать свои проблемы, а кто-то принял эти годы так легко, что моментально забыл их. Ну и правда, что они, капля в море…

Я – учитель. Учитель безумно любящий свое дело, часто во сне видящий себя со стороны со стопками тетрадей, или склонившимся над сидящими за партами учениками, заглядывающим через плечо в то, что они пишут, смеющимся и вдохновленным. Я вижу свет из окон аудиторий, вижу, как переливаются на столах склянки реактивов. Вижу стройные ряды моих кривых букв и цифр в журнале, и вижу, что в этом я счастлив. Я готов читать делиться своим миром, даже если слышит меня пара человек, но я не смогу вещать в пустоту, вещать без отклика – им я и жив. И тем больше я чувствую себя стекшей надписью на стене: познал истину, поделюсь ей со всеми желающими. Никому она не нужна, моя сторона истины. И это верно.

Я люблю семью. В тех же снах я захлопываю учительские журналы, отпускаю студентов и забираю со спинки стула пиджак. В тех же снах я выхожу из аудитории, набрасывая его на плечи, и иду ужинать с любимой женщиной (причем во снах она всегда одна и та же, как бы не был я падок на женский пол). И счастлив я в этих снах безмерно, потому что мы с этой женщиной достаточно много успели и достаточно много сделали, чтобы просто смеяться за ужином, быть заинтересованными друг в друге, уважать друг друга до каждой клеточки. Спорить друг с другом до хрипоты, бить посуду, разъезжаться – не дольше, чем на неделю – и каждый раз с радостью понимать, что ничего в нас не меняется. И такими мы и должны быть, такими мы и должны любить.

Я люблю своих детей – всех. Как в той песне, которую так любит петь Ева, такой камерной, такой личной, как стрела коварного крылатого младенца. Как не похож на брата брат… Я люблю сына и скучаю по нему, хотя и рад, что он сделал свой выбор и строго его придерживается. Это – мое утешение. Это то, что позволяет мне во сне не вытаскивать осколки из рук в бесконечной попытке что-то залить, а видеть солнце и других детей, пусть и не моих. Я люблю моих девочек, я безумно люблю мое Золото, мое верное, более ценное, чем алхимическое Золото. Я люблю и маленькую Хранительницу, крохотную, но такую смелую и такую знающую.

Я люблю яблони, яблоки и яблочный цвет. Нежный, простой, деревенский, люблю за эту простоту и возможность дышать, не сомневаясь. Люблю вечера и звездные ночи, широкие и полные, холодные северные, жаркие и ароматные южные. Люблю небо и крылатых, самых свободных, и от того – самых верных.

Я люблю дорогой табак, и хотя я прекрасно бы обходился без него – я не отказываюсь от сигарет. Это часть собственного запаха и мира, часть, к которой привык и я, и окружающие. Нет табака – есть операционная, а жить в вечной операционной я не хочу. Та часть насыщения запахами, в которой мои годы варятся традиционно, из поколения в поколение.

Я – это эмоции. Эмоции людей вокруг, я привык их пробуждать и привык их же зеркалить, ими же жить. Тогда, когда из моей жизни ушли искренние эмоции, я начал сползать в анабиоз, пока в конце концов не остался тем, чем являюсь сейчас.

Шкура сброшена, сезон линьки подходит к концу. Ведьма пишет записки не Черепу, а Седому, и оба они знают, что созданный из старой шкуры амулет пригодится не мне, мне о ней лучше поскорее забыть. Они смотрят на то, как за старой, поблекшей чешуей меркнут коллективные наши года, и хотя я падок на прошлое – его не вернуть. Эти две пары глаз все увидели за меня. Они видят какое-то будущее, иначе я бы не шевелился, не сбрасывал старого, не искал нового старта, в котором я буду таким же.

Но знаете что? В этот раз я хочу больше улыбаться. В этот раз я хочу быть свободнее, шутить, относиться ко всему легче. Я не хочу умирать в бюрократии и порядке, не хочу… Только в простом. Только в эмоциях. Вы были правы, тысячу лет назад, тысячу раз вы были правы…

Комментариев: 2

Голоса теней

Послушай меня… Я расскажу тебе историю про одну девочку… Девочку с чистым сердцем, но так легко поддающуюся на различные провокации.
Она жила в уютном доме, в окружении любящих ее людей. Жила долго, любила их всей душой, несла им все, что только могла тогда дать — совсем маленькая… И однажды ей повстречался уверенный в себе, харизматичный до нельзя змей. 
Он покорил ее своим обаянием. Она ушла за ним, и долго ходила по темным коридорам, не зная, что она больше любит — змея и его подземелья или свой теплый уютный дом... 
И в конце концов она остановилась где-то во тьме, и не могла увидеть, что же ей делать дальше, за кем идти.

И вот она стояла во тьме и боялась. И слушала тишину… а когда услышала, как за стеной кричат те, что давно уже блуждают во тьме, она бросилась к ним, думая, что она равная среди них, что она должна быть с ними. 
Но это было не так. Те, кто кричат во тьме, не видят ничего кроме тьмы. И она со временем это… похоже… поняла. 
Она ушла от кричащих… и поднялась на поверхность, оглядываясь… а мир вокруг изменился, там где были средневековые башни поднялись небоскребы из стекла и металла, там где были старые города лежали каменные руины… но она нашла в мире одну единственную башню… в подвале которого было ледяное озеро.

И ей сказали, что если ее будут терзать какие-то сомнения… Нужно заставить себя окунуться в ледяное озеро, почувствовать его холод и боль… И через этот холод понять, кто ты есть на самом деле. 
И девочка с тех пор никогда не сбивалась с пути… Потому что она могла прийти к озеру… окунуться в него… и выйти собой... 

Не потеряйся, девочка. Не потеряйся опять. У тебя чуткое и нежное сердце, и беспокойная, неустойчивая жизнь. Ты много знаешь, и много чувствуешь… Но не все и не всех. Тебе еще есть к чему идти, и ты дойдешь… Если не потеряешься. Если будешь видеть, куда ты идешь. Ставить цель… и добиваться ее. Все что сейчас у тебя есть будет только мешать тебе, это лишний блеск смертельной росы, ядовитые соблазнительные капли… То, что ждет лучших, если они ошибаются. 
Во всем этом огромном здании очень мало людей, которые могут потеряться, как ты. Остальные просто исчезнут, они забудут и их забудут… Но ты одна из тех, кто забыть уже не сможет. Никогда.

Только не думай, что я говорю это тебе намекая на какое-то прошлое… Я сказал бы это и не зная ни капли твоего прошлого. Эта незавершенность чувствуется, когда в тебе самом есть такая же проблема. Когда сам знаешь, что можешь потеряться. 
Ты хотела узнать об этом озере… Это озеро воскрешает себя. Выходя из его течений я вспомнил, что я учитель и наставник, что я люблю и что я могу делать счастливыми людей. И это мое призвание. 
А ты выходя из этих волн должна отметать сомнения… отворачиваться от всего, что было в прошлом… и видеть свет, к которому идешь, потому что ты идешь к свету и можешь за собой вести других. Главное не сбиться и не увести их в другую сторону, и не лениться, никогда не лениться. 
Тебе станет легче, милая… Совсем легко. Я обещаю тебе, только послушай меня… Выдохни это.. 
Слышишь, в стенах нашего замка бьется и ревет ветер… А здесь чисто, пусто и тихо… И только ты… твоя душа и твоя жизнь… чистые воды и хрустальные своды пещер.

И знаешь, кто больше всего будет мешать тебе на этом пути? На твоем личном пути?..) Я.. 
Потому что я сам теряюсь, и уже не раз меня выводила ты… Случайным словом, жестом, даже не зная что я слежу за тобой… Не утешениями или какими-то специальными словами — просто тем что ты есть... 
Но я же тащу тебя в свое безумие… Я безумен, но в этом есть свой дар… мой дар, но не твой. И твой путь моим сбиваться не должен.. 
Не плачь, милая… Я постараюсь не мешать тебе жить… Я прошу только об одном — не теряйся… За блеском и мишурой, за моей жизнью, за удачами и падениями, за любыми переживаниями — не теряйся ты сама...

Комментариев: 2

Штампы и страхи

Практически любой ребенок от 2 до 11 — ангел. До этого он потребитель, требовательный эгоист, после — копия окружения, и каждый раз я думаю, с ребенком я говорю, или с его родителем, навсегда застрявшем в предрассудках, сформировавшихся годы и годы назад.

Я не люблю штампов, но играю на них. Многое в людях повторяется, многое — ожидаемо, и это скучно.

Раньше с новым было интересно. Теперь — страшно, и я только наблюдаю, стараясь не вмешиваться и не добавлять новых предрассудков этим почти выросшим детям. Та ответственность, что была раньше, сломила и научила бояться почти всего, что не касается лично меня, тут уж никакой страх ответственности не отобьет.

Но я продолжаю любить их… Любить тех, кто стремится вырваться из предрассудков. И любить ангелов, которые их пока еще не набрались. Сменить школы на детские сады? Мне нечему будет их научить.

Права была Ева. Все что мы можем — дать азбуку, читать или не читать каждый решит сам. В нашем случае азбука — это набор допусков и разрешение слушать. Никому не объяснить ничего, если интереса к этому нет. Нет интереса — есть предрассудки. Переводим глаза выше, да-да, я сам живу в страха и предрассудках, в штампах, и в мучении этого осознания.

Никакие ямы не вернут того воздуха 20-ти лет, никакие ямы не выправят мыслей. Дико, и даже не отравиться.

Комментариев: 1

Про многоточия и точки

Люблю я их ставить, и всегда они ставятся как-то дико, не там. Как в тот раз, когда ты брал горсть знаков препинания и бросал их в готовый текст туда, куда придется, просто от того, что тебе показалось, что их мало. Они выпрыгивали в самых неожиданных местах, а истории в результате заканчивались не там, где должны были по смыслу, а болезненно раньше или глупо позже. Уже и пауза снята, и оркестр встал, и поклонились первые скрипки, и на бис отыграли. Уже ушли все со сцены, забрав с собой инструменты. Уже и стулья убрали, и готовят новую постановку, выкатывают чужой рояль — а ты все ждешь, когда… Когда будет точка. Потом надоедает, уходишь. Выкуриваешь две подряд, а точки все нет. Дома ложишься спать, думаешь, что она встанет хотя бы во сне — но утром все так же ее не находишь.

Пару-тройку дней ты еще высматриваешь свою точку в лицах толпы, в свете полной луны, между строками книг. Ищешь точку в улыбках на плакатах. Но нет, нет… И ты думаешь, что раз ее нет, то это судьба. И не отстать от нее, как проклятие — навсегда.

Но проходит месяц. Ты случайно находишь тот обрывок нот, помятый уже, и кусок партии с самым началом пожевал Самсон, он же, старый крокодил, и куски из середины выдрал. Ты помнишь, с какой любовью писал, и много раз переписывал эти страницы, помнишь, с каким трудом давались некоторые такты, и как легко писались отдельные партии. Удивляешься, пытаясь понять, на кой черт ставил здесь репризу — и без нее все было стройно. А вот с этой вольтой ты так и не закончил, так и останется она навсегда оборванной.

Но на последней странице две уверенных, четких линии поперек нотного стана. Стоит она все-таки, родимая, стоит...

Комментариев: 0
Страницы: 1 2 3 4 5
Uroboros
Uroboros
сейчас на сайте
Читателей: 12 Опыт: 0 Карма: 1
Я в клубах
Уно Хогвартс Модератор клуба
все 3 Мои друзья